Солдат трудового фронта

P1000686Анатолию Александровичу Смирнову было всего десять лет, когда началась война. Страшную весть о ней принес уполномоченный из Новой Чуди. По всему Николаевскому Починку, тогда Макарьевского промышленного района, откуда он родом, стоял плач. Жены и матери с рыданиями провожали мужей и сыновей и каждая из них, обнимая на прощанье, сквозь слезы с надеждой смотрела им в глаза: «Свидимся ли?»
Много похоронок пришло в ту деревню. Почти все ушедшие мужчины полегли на полях сражений. Старший брат Анатолия Сергей той осенью должен был вернуться из армии. Второй брат Виктор тоже ушел на фронт. Домой их так и не дождались: оба погибли, защищая свободу Украины, – один в 1943-ем в Донецкой области, другой в 1944-ом, под Николаевском. Отец прошел три войны – первую мировую, гражданскую и Отечественную. Под Курском был тяжело ранен, вернулся домой инвалидом первой группы.
Дети военной поры рано взрослели. Им пришлось взвалить на себя непомерную ношу. Деревенские мальчишки и девчонки были сообразительные, смекалистые, умели и лошадей запрягать. Работал в колхозе и Толя. Ему, маленькому, непросто было управиться с лошадью, но выход из трудного положения он все-таки находил: подводил ее к телеге, либо к какой- нибудь яме и, вставая на возвышение, надевал хомут. Лошадей вскоре забрали на передовую. Пахали землю и возили тяжести на быках. Ему достался упрямый, капризный бык по кличке Игоша. Никто не мог с ним сладить. Девчонки ревели, отказываясь на нем работать. Спасаясь от жары и слепней, он вместе с возом, не взирая на жесткие удары кнутом, забредал то в воду, то в чащобу, то в овраг и вытащить его оттуда было непросто. Рабочей силы не хватало. С полей надо было отвозить снопы ржи, овса, льна. Толя не отказывался ни от какой работы: что поручат, за то и брался. Поначалу бык тоже его не слушался. Мальчик понимал, что тому, облепленному слепнями, тяжело везти целый воз, поэтому жалел его, давал время немного отдохнуть и вместо кнута брал ветку березы и смахивал с него жалящих насекомых. Вспоминает, как бык, в очередной раз уворачиваясь от укусов, сильно ударил рогом мальчика по голове. И, словно прося прощения, вытянул длинный шершавый язык, зализал больное место. Так и подружились.
Потом Толе доверили жеребца по кличке Казбек. Слишком пугливым был он, всего боялся и не любил, чтобы на него садились верхом. А Толя сел. И такого страху натерпелся, все «прелести» корриды испытал: жеребец вставал на дыбы, подгибал ноги, несся вскачь. Мальчик понимал: ему не сдобровать, но в последний момент сумел коня остановить.
Другой раз лошадь, испугавшись внезапно вылетевшего ястреба, понеслась вместе с бороной, задевая ею ноги. В то время за сорванные колоски давали восемь лет, за покалеченную лошадь ему могли дать и того больше. Обошлось. Как говорит сам герой, наверное, Бог берег мальчишек тех лет от несчастных случаев и злых поворотов судьбы.

Продолжение читайте в газете № 49 от 7 мая 2016 года на 2 странице.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *