Забыть об этом мы не вправе

P1060582» Долгие 22 года существовал Унжлаг, объединяя под свою надзирательную систему 30 лагерей и посёлков. Нельзя предавать забвению память о тех, кто невинно пострадал в годы репрессии. Особенно необходимо помнить молодёжи – им вершить историю…»

В конце прошлого года вышла в свет новая, дополненная версия книги З. Д. Пургиной

«Вместо имён молчаливые камни» –

«Тайны молчаливых камней».

Об истории воссоздания тайны Унжлага рассказывает единомышленница и соратница, сестра автора книги Зинаиды Дмитриевны Пургиной Галина Дмитриевна Смирнова:

– С 1970 года моя сестра работала в Тимошинской средней школе. Преподавала уроки географии и во внеклассной работе занималась с детьми краеведением. Ещё будучи пионервожатой, она сплотила вокруг себя ребят. Позже вместе со старшеклассниками собирала материал о лучших людях села, тружениках тыла, участниках Великой Отечественной войны, пострадавших от политических репрессий. С 1995 года появилось новое направление – сбор информации о лагерях расположенных на территориях Тимошинского и Торзатского сельсоветов. Самостоятельно начала работать над картой Унжлага в Макарьевском районе, предварительно изучив карты Первомайского леспромхоза, Торзатского и Тимошинского лесничеств. Весь собранный материал хранился в школьном краеведческом музее, его использовали только на уроках. В уголке, посвященном Унжлагу, имеется карта с указанием местонахождения на территории Макарьевского района отдельных лагерных пунктов, посёлков, кордонов, деревень, узкоколейных железных дорог, а ещё воспоминания очевидцев, сидевших,охранявших (вербованных) и местных жителей, кому довелось работать или родиться в лагерной зоне. Благодаря им удалось найти описания многих лагерей – ОЛП, поселков ныне живущих и стёртых с лица земли. После выхода в свет книги А. И. Солженицина «Архипелаг Гулаг» появился живой интерес и к истории Унжлага. Организовывались экспедиции по местам бывших лагерей, стали приезжать родственники заключённых, чтобы проследить последний путь отцов. Никаких официальных сведений об одном из лагерей системы ГУЛАГа (государственного управления лагерями) в Макарьевском районе тогда ещё не было, все обращались к моей сестре – учительнице Пургиной. Даже уйдя на пенсию, она продолжала сбор материала по истории существования Унжлага и систематизировала его. Пятнадцать лет кропотливой работы. Долго вынашивала идею публичного рассказа об Унжлаге. Повод появился: в 2009 году на автодороге Макарьев — Тимошино в районе бывшего посёлка Смолзавод открыли Поклонный крест узникам Унжлага. Каждый год 30 августа учащиеся Тимошинской основной школы принимают участие в митинге памяти жертвам Унжлага у Поклонного креста и возлагают цветы. Мне тоже довелось побывать на одном из этих митингов. Я предложила попробовать издать книгу об Унжлаге. Сестра обратилась за помощью к директору Макарьевской районной библиотеки. Идею подхватили и в 2013 году помогли с изданием книги «Вместо имён молчаливые камни» (первоначально в двух брошюрах, а затем – в одной). Позже в этой библиотеке состоялась презентация этой книги, начавшаяся с просмотра видеофильма «Тайна приунженских лесов». Заинтересовались историей Унжлага телеканал «Русь» и газета «Культура», нижегородский клуб «Экстрим», педуниверситет. Экземпляры книги охотно раскупили земляки, приехавшие на празднование 400-летия села Тимошино.

– Первую книгу издали. А как пришли ко второй, что побудило продолжить начатое?

– После выхода в свет первой книги писательский труд не закончился. Часть материалов осталась. Когда мы копнули историю поглубже, выяснилось, что не полностью была воссоздана картина происшедших событий. Чтобы приоткрыть занавес недалёкого страшного прошлого, продолжился сбор материалов по воспоминаниям новых очевидцев. Прочитав первую книгу, люди стали охотнее делиться воспоминаниями, которые они загнали в самый дальний уголок своей памяти. Их рассказы, подтверждённые фотографиями, сподвигли сестру на изучение карты всех уголков Унжлага. Создавалась реальная картина расположения Унженского исправительно-трудового лагеря. География Унжлага расширилась. На его карте уже значится 30 лагерей. К сожалению, сегодня на территории сельских поселений не осталось в живых ни одного свидетеля и очевидца тех страшных событий. В поисках дополнительных сведений, документов, воспоминаний очевидцев тех событий помогали родственники, близкие, друзья. Использовали дополнительные материалы из архивов, отчёты экспедиций по лагерям.Отец рассказывал, что в 1929 году между Торзатью и Тимошином летал аэроплан. Многие односельчане сначала напугались, что ещё ожидать? Ведь незадолго до этого разрушили часовенку в нашей деревне. С трудом навязали колхозы нашим старикам, пришла коллективизация. Как позже выяснилось – велась аэрофотосъёмка лесных и водных ресурсов. С 1933 года вблизи реки Унжи начали организовываться лесные посёлки, первый – Комсомолка. Там создавалась большая производственная база, возводили объекты соцкультбыта, организовалось депо, построили железную дорогу, вербовали на работу молодёжь. Одновременно с этим развивались посёлки Горчуха и Первомайка. Раньше, когда унженский лес был разбит на квартала, в Горчухе действовала лесная школа, в которой готовили кадры объездчиков. Объездчики жили на кордонах, они отвечали не только за сохранность лесных угодий, но и следили за появлением в округе посторонних людей. В 1938 году в нашем краю между реками Унжей и Ветлугой на территории Макарьевского и Варнавинского районов для нужд народного хозяйства и оборонной промышленности был создан Унжлаг, который состоял из отдельных лагерных пунктов. Проложили ветки железной дороги. По ним вывозили лес на ставежи даже в соседнюю Нижегородскую область. Погрузка шла день и ночь. Составы с отборным лесом отправлялись на строительство Волго-Донского канала, на шахты Донбасса, на Балахнинский бумажный комбинат, на отопление Москвы, за границу. Поэтому в книгу «Тайны молчаливых камней» вошли материалы и о жизни этих посёлков. И вновь совместная работа: я пишу, сестра добывает информацию. Даже во вторую книгу не вошёл весь собранный материал. Спрос на книги есть. С автором налаживают контакты бывшие ученики – дети тех, кто вербованными и наёмными жили и работали в Унжлаге, лесных посёлках.

Продолжение читать в № 7 (11008) от 22 января 2015 года.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *