ТРУДОВОЙ ФРОНТ: Девчонки военной поры

Давно минули годы страшнейшей в истории человечества Великой Отечественной войны. Ушли в иной мир ее солдаты и те, кто работал на благо Победы в тылу, на так называемом трудовом фронте. Мы предлагаем вашему вниманию рубрику «Трудовой фронт», которая, как мы думаем, будет пополняться материалами о судьбах наших земляков, принявших участие в самых трагических событиях 1941 -1945 годов. Сегодня мы вам расскажем о трудовом подвиге жительниц нашего района, чья юность выпала на суровые военные годы.

Иди, любимый мой, родной!
Суровый день принес разлуку.
Враг бешеный пошел
на нас войной…

Такими слова провожали на войну своих любимых женщины и девушки из села Завражья. А сами, кто с багром на сплав леса, кто в поле… Многие сели на трактор и всю войну и послевоенное время, пока не подросли их сыновья, которые заменили своих матерей, трудились на стальных конях.
Гаранин Федор Иванович вспоминал: «Еще до начала Великой Отечественной войны мы, деревенские дети, работали вместе с родителями, двенадцать лет от роду. Родители лес заготавливали, ребятишки пилили, валили деревья, а девчата работали сучкорубами. А уже в пятнадцать лет самостоятельно заготавливали лес, на лошадях вывозили его к месту сплава, на запань. Занимались сортировкой, сплоткой. Эту работу лучше выполняли девчата. Особенно трудным было соединение тросов путем заплетки ветвей. Приходилось при сортировке перебегать с бревна на бревно (те в воде крутились и были скользкими). Иногда целый день сидишь верхом на бревне с багром в руках. Бревно обвивали ногами, чтобы не слететь с него. Это было сложно и опасно, можно было слететь с него и не вынырнуть на поверхность.
Мальчишки шутя сочиняли куплеты:

Плывет Маша на бревне,
Багорком играет.
Ванька, Ванька посмотри,
Манька под бревно ныряет.

За весь рабочий день выпадал час отдыха – это обед. Вот тут девчата преображались. На них были пестрые кофточки, на головах яркие косынки – они расцветали, как цветочки, залюбуешься».
Гаранин Ф.И. еще до начала войны поступил на курсы трактористов. В Завражье в тысяча девятьсот тридцать шестом году была создана машинно-тракторная станция. Когда парк МТС стал пополняться различной техникой, потребовались специалисты, при МТС открылись трехмесячные курсы. Первый выпуск: Аристова Александра, Тарасов Михаил, отец и сын Шарыгины, Пантелеева Надежда, Чупырова Евдокия, Минеев Иван, Кряжев Александр, Зубкова Анастасия, Мастерова Анастасия, Комиссарова Маруся.
Когда началась война, народ сразу ощутил всю опасность нависшей над Родиной беды. Советские люди в тылу жили и трудились под девизом: «Все для фронта! Все для разгрома врага!»
В Завражье остались в основном женщины, дети и старики. Завражную МТС в области называли «бабья». Два крупных тракторных отряда и восемь тракторных бригад, сорок шесть трактористок, четыре по обслуживанию в мастерских, да и в управлении тоже одни женщины во главе с Денисовой Ниной.

В суровые трудные годы –
Пускай не в смертельном бою,
Они на полях, на заводах,
Ковали победы броню.

Порой девичьи бригады показывали ударный труд такой, что трудно было верить, Борисоглебскую тракторную бригаду возглавляла Жестакова Евдокия. Весной тысяча девятьсот сорок второго года ее бригада выполнила план на триста процентов, на условный трактор, была признана передовиком в области, да еще сэкономила четыреста двадцать четыре килограмма горючего. Евдокию в МТС называли – наша Дуся.
В Завражье бригада Худановой Шуры считалась особой, героической. В ней работали Морозова Надежда, Кабатова Екатерина, Морозова Ольга, Задонская Маруся. Все девушки, кроме бригадира, имели дошкольно-педагогическое образование. Получив его, сразу поступили на курсы трактористов и создали тракторную бригаду. В тысяча девятьсот сорок втором году весь свой заработанный хлеб (зерно) сами отправляли на строительство самолета в Сормово.
Девушки слыли отчаянными, бесстрашными. Топливо трактором разгружали с барж у Починок — это селение на берегу Волги в семи километрах от Завражья. Бригада брала лодку и по течению Немды спускалась до Волги, там бочки грузили и уже бечевой тянули против течения обратно. Немда очень извилистая река, поэтому расстояние увеличивалось до десяти километров. Может уставали, но никогда не жаловались. Правда, ветер, дождь и мороз (трактора ХТЗ и СТЗ были без кабин) отразились на девичьей нежной коже — она огрубела, а руки девушек стали походить на руки мужчин.

Их девичьи руки огрубели
От гари и стружки стальной,
Они не носили шинели,
Но были с страде боевой.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *