Василий ГРИБУНИН: Афганистан стал для многих из нас суровой, настоящей школой жизни

15 февраля – 30 лет вывода советских войск из Афганистана.
Капитан запаса Василий Владимирович Грибунин двадцать лет жизни отдал военной службе. С декабря 1979 по ноябрь 1980 годов в должности начальника разведки артиллерийского дивизиона был направлен в Афганистан.

– Василий Владимирович, расскажите немного о себе.

– Я родился и вырос в Кадые, учился в Кадыйской средней школе. Никогда не забываю своих школьных товарищей, даже теперь, спустя годы, мы с одноклассниками всегда на связи. После школы поступил в высшее Коломенское артиллерийское училище.

– Почему решили стать именно военным?

– Мне всегда нравились мужчины в военной форме. Любил читать книги о службе в армии, о солдатских подвигах. А наглядным примером для меня был родной дядя, подполковник военной службы Брусов Михаил Алексеевич. Мы с ним много общались, он мне и помог в выборе профессии.

– Как продолжилась Ваша судьба после училища?

– На родине меня ждала любимая девушка, после окончания учебы, в августе 79-го, женился. Вместе с супругой Татьяной был направлен для прохождения службы в город Кушка Туркменской ССР. Я служил, жена устроилась экспедитором на таможню. Город очень нравился: теплый климат, много фруктов.

– Когда и каким образом Вы попали в Афганистан?

– В августе женился, а в декабре этого же года был направлен в Афганистан на выполнение служебного и личного долга перед Родиной. Конечно, прекрасно помню этот день. Была обычная для военнослужащих вечерняя боевая тревога. Это значит, что каждый из нас должен быть готовым в любое время суток к боевой ситуации. При построении на плацу нам объявили приказ на выполнение данного задания. Буквально за считанные минуты нас с товарищами посадили в военные машины, и мы тронулись в дорогу на Афганистан.
В военной службе все строго, никаких поблажек. Жена Татьяна Викторовна узнала намного позднее о моей командировке. Молодая, еще совсем девчушка, осталась одна. Мы не знали, сколько пробудем в Афгане. Офицерские жены живут всегда сплоченно, не оставляют друг друга в беде. Татьяна жила в Кушке, только перед самыми родами уехала в Кадый. Пока находился в Афганистане, дали лишь отпуск на рождение сына.

– Расскажите свои первые впечатления об этой далекой стране.

– Наша часть среди первых зашла в Афганистан. Мы находились в городе Шинданд. Это горная местность. Мы увидели людей, одетых в халаты, во все длинное и темное. Днем они здороваются, а ночью стреляют в наших бойцов. Но, в основном, душманы скрывались в горах и оттуда «палили».

– Как жили солдаты, какие задачи выполняли?

– В те годы было только начало войны в Афганистане, поэтому нам пришлось многое строить. На ровной поверхности наша часть развернула палаточный лагерь. В нем размещался весь личный состав. Каждая палатка вмещала по десять солдат. В летний период – такая жара кругом, а в зимние месяцы выручали установленные печки-буржуйки. Здесь же размещалась и походная кухня.
В то время еще не было сильных обстрелов со стороны душманов. Но потери были. За время, что я служил, погибли трое молодых парней. Снайперская пуля не разбирает, а душманы любили стрелять ночью.
Мы выполняли боевые задачи, охраняли аэродром, город, дороги. Везде проводили проверки, чтобы не допустить ввоза оружия, наркотиков и многого другого.

– Как можно было отличить боевика от мирного жителя?

– Документы проверяли. У нас был один простой способ, он часто выручал: обычно у душмана на плече синяк от американского винчестера. Тут уж не отвертишься никак. Стреляли с гор в наши посты, идущие колонны с продовольствием. Мирных жителей мы никогда не обижали и не трогали.

– Когда Вы вернулись домой?

– В ноябре 1981 года. Помню, все сослуживцы ехали молча, каждый, наверное, думал о доме, о семье. Как только пересекли границу, настроение у всех приподнялось. Побывал в отпуске в Кадые, а потом – вновь на службу.
Много нам с женой и сыновьями пришлось сменить мест жительства: такова судьба военного и его семьи. Служил в Прибалтийском военном округе в п. Корнево Калининградской области, был командиром минометной батареи. Несколько лет служил в группе советских войск в Германии. После, по совету друга, перевелся на Дальний Восток, в Приморский край, в с. Барабаш. В 1994 году вернулся в родной Кадый, где и проживаю до сих пор. На гражданке трудился председателем ветеранской организации, на два срока был избран главой городского поселения, в данный момент являюсь председателем районного совета воинов-интернационалистов.

– Василий Владимирович, расскажите о семье.

– В этом году нашему семейному союзу с Татьяной Викторовной предстоит отметить юбилейную дату: сорок лет совместной жизни. Она стойко перенесла все тяготы офицерской жены. Переживала, волновалась, но никогда не жаловалась. Как говорится, куда иголка, туда и нитка. У нас двое взрослых сыновей, вместе с семьями живут в Костроме. А любимые внучки, Полина и Вика, часто приезжают к нам в гости.

– Василий Владимирович, говорят, тому, кто побывал на войне или в горячих точках, приходится привыкать к мирной жизни.

– Да, действительно, многие из тех, кто побывал в Афганистане, прошли через этот синдром. Только каждый – по- разному. Кто-то получил душевную травму и не мог с ней справиться, у каждого своя психика.
Жаль, что очень много наших сослуживцев погибло уже в мирное время, чаще просто нелепой смертью. Мы каждый год в этот памятный день устраиваем торжественное мероприятие, возлагаем цветы, чтим память наших солдат.
Афган стал для многих из нас суровой, настоящей школой жизни. Человеческие отношения там были настолько прозрачными, уже через пять минут общения ты понимаешь, кто перед тобой: друг или враг, человек, на которого можно положиться, или лучше – не стоит.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *