Преданья старины глубокой…

Люткова Светлана Сергеевна, замечательный педагог, неутомимая труженица, кропотливый работник музея в свое время, собирала воспоминания старожилов. Вот некоторые из них.

“Та дорога клюкою меряна
В темном лесе Бабой Ягой,
А клюка та её потеряна
В тёмном лесе за Юг-рекой.
Почти 400 лет в нашем крае из поколения в поколение передаётся предание о Марье-Панье. Память об этих давних событиях хранят названия деревень, дорог, мест, фамилии и прозвища людей, они не могли быть просто выдумкой.
Марью-Панью многие считали разбойницей, каких в ту пору на Руси было много. Но она не была разбойницей. Она шла через наши места на Галич во главе отряда поляков и носила звание панна, что и сохранилось в предании – Панья.
Первой от её руки пала крепость Матаны в Семёновском районе. Её воевода Матан погиб в этом сражении, но его именем у нас в Кадые называется гора Матаниха, где он имел торговый дом (угловой дом Костромской улицы, дом Некрасовых на горе). Потом должен был пасть Кадый, где имелась крепость и Никольский храм. Но Марья-Панья побоялась пойти прямой дорогой на Кадый, так как весть о её разбое уже дошла до кадыйчан. Отряд пошёл через Ворозьму, где на дороге был встречен и разбит посадскими мужиками. Погибла и сама Марья и была захоронена на берегу болота. С тех пор это огромное болото называется Марьинским, и дорога, идущая от Ворозьмы на Кадый в ул. Голявскую (ныне Большую Базарную), также начинается Марьинской. Награбленное богатство они наспех закопали на краю болота. Много отчаянных парней, прослышав об этом, пытались отыскать клад, что сделать было нелегко.
Как у ног захлюпает вода,
И обступит лес тебя
поваленный,
Ты, в конец измученный, тогда
Прямо на те камни выйдешь
Марьины.
По преданию, это берег болота, где лежит большой серый камень. И болото до сих пор называется Серый камень. Но клад никто не нашёл, иначе об этом сохранились бы сведения. И не могли найти. В ночь после сражения, где все, кто остался жив, измученные, свалились спать, его выкопал слуга Марьи Кузьма и, пройдя через болота и леса, вышел на Марьинский тракт, где основал шинок. Позднее вокруг него выстроилась деревня, в честь Марьи названная Марьиным. А многочисленная семья Кузьмы получила фамилию Кузьмичёвы и была долгое время богатой и многочисленной. Её потомки расселились во всех окрестных деревнях: Михеево, Павлыгино, Ново-Марьино и так далее. Есть фамилии Кузины, Кузьмины, очевидно, все от этого имени.
В битве погибли не все из отряда Марьи и разбрелись по разным деревням. Четверо из отряда пришли в Кадый и сдались воеводе, получили жильё и вместо фамилий номера: первый, второй, третий, четвёртый. Позднее переженились, были молоды и красивы, появились дети, семьи надо было узаконить. И появились от первого Першины, потомки их ещё есть в Кадые, от второго – Второвы, никого не осталось, а были; от третьего – Третьяковы и от четвёртого многочисленная в Кадые фамилия – Четвертные.
Улица, где проживали пленные поляки, называлась до недавнего времени Пановская (ныне Малая Базарная), а их потомки имели ещё прозвище Пановы.
Урочище на севере за посёлком по речке Местовке называется Патракеево, по имени кадыйского воеводы Патрикеева. Это была его вотчина, где он сеял, пахал, косил.
Вот то, что мы услышали от старых людей: Ивана Николаевича Середина, Петра Ивановича Зайцева и других, поведавших нашему поколению это предание.”

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *